Продолжение. Начало здесь.

Со времён изобретения денег мир делится на тех, у кого есть деньги, и на тех, у кого денег нет. И с давних пор люди гадают: то ли это богатые устанавливают такие законы и такой строй, что бедные не могут разбогатеть, то ли судьба воспитывает и решает, кому нищенствовать, а кому купаться в роскоши... Индийский царь Акбар иногда переодевался в простое платье и, прогуливаясь вместе со своим советником Бирбалом, смешиваясь с толпой, выяснял, как живёт его народ. В одну из таких вылазок Акбар заметил нищего, просящего подаяние.

- Нужно дать ему несколько золотых монет, - велел Акбар Бирбалу, - пусть он поест, отмоется, оденется в достойные одежды; найдёт себе какое-то занятие, приносящее доход; заведёт семью…

- Не стоит даже пытаться, - возразил Бирбал, за которым давно уже закрепилась роль придворного мудреца. - Судьба не даст ему поблажек, и ваши деньги у него либо отберут, возможно, даже избив, другие голодранцы, либо он потеряет их или потратит впустую. Такова его судьба.

- Неужто я не так велик, чтобы не смочь изменить судьбу какого-то нищего? - возмутился Акбар, чьё имя, кстати, и переводится, как "великий". - Да, я даже отдам ему все деньги, которые взял с собой! - с этими словами Акбар, развязав пояс, снял с него увесистый кожаный кошелёк, набитый золотыми монетами.

- Постойте! - возразил Бирбал. - Давайте для эксперимента положим кошелёк на середине моста, я отправлю к вам через мост этого нищего, и он как бы просто найдёт эти деньги.

Договорились, что так и сделают. Нищий подошёл к Акбару через несколько минут и спросил, указывая назад:

- Вон тот господин передал мне, что вы хотите мне кое-что сказать…

- Я только хотел спросить, что вы теперь сделаете со своими золотыми монетами?

- Вы, верно, издеваетесь? Я отродясь не держал в руках золотых монет!

- Как? Разве вы ничего не увидели ровно посередине моста?

- Конечно, видел: когда я проходил середину моста, я увидел, как какой-то человек чуть не утонул в реке. Я посмотрел, что его спасли, и пошёл дальше.

А в это время рядом с Акбаром проезжала подвода, нагруженная разными товарами. На ней сидел довольный купец, который, воздев руки к небесам, возбужденно говорил:

- О, боги, благодарю вас за этот роскошный подарок! - и в его руке Акбар увидел тот самый кошель.

- Так а что мы удивляемся своей бедности? - высказалась мне как-то одна пассажирка. - Да вы посмотрите: даже все сказки у нас, у русских, такие - лежал на печке, ничего не делал, вдруг поймал щуку и все желания его исполнились: и жена - царевна, и полцарства впридачу…

И хочется согласиться с клиенткой, и не могу: вот я, например, таксую с утра до глубокой ночи, и как же тогда применить ко мне эту логику? И на печке вроде не лежу, и деньги не копятся. Что-то здесь не так. Бытует мнение, что неденежные профессии - удел необразованных людей. Мол, плохо учился - стал грузчиком или землекопом. Но и здесь, в моём случае, мало логики - образование-то у меня высшее.

Было дело: мужчина, севший пассажиром ко мне в такси, прокомментировал новость, которая как раз во время поездки прозвучала по радио. А новость эта касалась работы Новосибирского института ядерной физики. Я в ответ тоже высказал свою точку зрения, обмолвившись, что работал "между прочим" в этом институте три лета, и диплом писал именно там, и распределился бы в этот институт, если бы не предлагаемая им крайне низкая зарплата. Мужчина тяжело вздохнул:

- Вот пока физики-ядерщики будут работать таксистами, в нашей стране, похоже, и будет продолжаться бардак!

Но по натуре я всё-таки скорее "лирик", хотя и получил в своё время инженерно-техническое образование. И в этом я тоже вижу минусы, болезни и недостатки нашей государственной системы: когда молодёжь идёт учиться не туда, куда хочет и где может раскрыть свои слабоуправляемые способности, а туда, куда может себе позволить по разным обстоятельствам и в силу слабости своего ещё не сформированного характера.

- Ну, куда-то ведь нужно было идти учиться, - не единожды говаривали мне в машине горно-алтайские студенты: уже почти педагоги, которые вовсе и не собираются быть педагогами; или филологи, предчувствующие своё туманно-неопределённое грядущее, или будущие агрономы без малейшего желания когда-либо работать в сельскохозяйственной сфере.

И я, всегда ощущавший себя гуманитарием, давным-давно тоже вдруг взял да и попёрся в "физики". И хотя физику до сих пор люблю и уважаю, но почти сразу после окончания института бросил работу инженером и ушёл в более созвучную своей душе стезю журналистики. Хотя кто же мне мешал сразу пойти и учиться на того же журналиста? Наверное, внутренняя закомплексованность (в силу совсем "зелёного" возраста) и стандарты общественного сознания. Но вот же он - простор для работы школьных психологов со старшеклассниками и для продуктивной деятельности разнообразных отделов по молодёжной политике: помогать молодым людям правильно выбрать свой путь, дабы они могли заниматься в жизни любимым делом, да ещё и получать за это деньги, иначе...

Может быть, у других людей всё по-другому, но лично я несколько раз пытался уйти от своего призвания в большую коммерцию, чтобы, что называется, грести деньги лопатой. Увы, меня тут же постигали тяжёлые, не поддающиеся излечению врачами болезни. Вот и пойди пойми, что это за судьба такая занесла меня впоследствии в Горный Алтай и сделала таксистом, работающем за сущие копейки? Может быть, так окружающее пространство пытается сказать мне, что деньги в жизни - не главное?

Конечно, получать за свой труд достойную оплату хотел бы представитель любой профессии и любой отрасли, но пока государство взяло чёткий курс на создание общества социального неравенства и социальной несправедливости, сделать это, я думаю, ещё долго будет невозможно...

- Покурить хочется, - вздохнула очередная моя пассажирка. - У вас в машине курить можно?

- Нельзя, - выдохнул я.

- Жаль, что у вас в машине курить нельзя.

- Курить нельзя не только в машине.

- Это кто ж мне запретит? Путин?

- Минздрав…

- Ой, я вас умоляю. Типа правительство России заботится о генофонде нации? Ввергли страну в нищету и курить запрещают. Ха. Да, люди от нищеты дохнут. А ни одного не видела, который от курения помер. Нищета кругом, и люди сплошь нищенствуют!

- С этим нельзя не согласиться, - ответил я, - однако ведь есть и другая нищета - нищета Духа. Внешние условия меняются всегда, а люди оказываются к этому не готовы. Зато на фоне этой смены декораций явственно становятся видны слабость и пигмейство Духа: а они - истинная причина и неважного настроения, и бедственного материального положения многих людей…

- Это как же я вдруг разбогатею, если я - больная пенсионерка? Я, между прочим, всю жизнь отработала. И работала, кстати, на совсем не высокой должности - в отделе кадров, но в советские времена и в отпуск к морю каждый год могла себе позволить съездить, и машину купить - новую, а не подержанную! А сейчас? Разве на мою пенсию сейчас можно уехать на море?

- Я уже склоняюсь к тому, что материальный комфорт убаюкивает людей, и они в какой-то момент перестают развиваться, перестают духовно расти. Тогда и складываются отрезвляющие их, суровые окружающие условия. Люди вообще не меняются внутренне так быстро, как бы этого, возможно, хотелось Небесам. И если человек чем-то конкретно недоволен, то он недоволен всегда - просто таково его внутреннее состояние: сегодня он недоволен Путиным, вчера протестовал против Ельцина, так же, как до этого ругал Горбачева. А люди старшего поколения, уверен, ворчали и винили в своём бедственном положении Брежнева.

- Что же нам такого плохого сделал Брежнев?

- Ну, вспомните: в магазинах ни колбасы, ни туалетной бумаги. Чай и кофе - страшнейший дефицит. За политический анекдот могут и посадить: в лучшем случае - в психушку, а в худшем - в тюрьму…

- Да, туалетной бумаги не было. Но мы ведь хорошо жили…

И вспомнился мне тут рассказик Аркадия Аверченко про то, как сидел в тысяча девятьсот десятом году за обеденным столом рабочий Пантелей Грымзин и ругал проклятую буржуазию за то, что она объедается рябчиками да ананасами, запивает их шампанским и ликерами, а он, простой рабочий, получил за день два рубля и вынужден довольствоваться водкой, французской булкой, шпротами и ветчиной. "Эх, кабы рабочий класс завоевал себе свободу, - мечтал Пантелей, - пожили б по-человечески!" Прошло десять лет. Рабочие совершили революцию. Сидел Грымзин за своим столом и думал: "Вот получил я сегодня за день работы всего две тысячи рублей. И что же? Всё, что могу себе позволить - бутылка ситро и булка получерствого хлеба. А богатые-то, небось, едят сейчас широты и ветчину с белым хлебом и запивают их водкой и пивом. Где же она, справедливость?»

- Господи, я же никого не обманул, не ограбил и не убил за всю свою жизнь! - причитает бедный, молясь. - Почему же я так плохо живу?

- Но ты ведь сам и ответил на свой вопрос, - отвечает Господь.

Это, конечно же, лишь очередная шутка. Но, если уж к слову пришёлся Бог, то Всевышнему, говорят, всё равно, беден человек или богат. Хочется верить, что божественная шкала оценивает человека только по количеству Любви и Света в нём, а не по его материальному благополучию. Хотя есть и такое мнение, что деньги - это эквивалент энергии, и именно ими оценивается потенциал и состоятельность человека. Да и, согласитесь, реализовавшему себя человеку, воспитавшему в себе силу характера, уже есть чем (каким талантом) привлекать денежные средства. Не случайно ведь в библейской притче Бог раздал людям таланты (а талант был денежной единицей древнего мира), и Творец был разгневан, когда общался с человеком, который зарыл свой талант (а это примерно семнадцать килограммов золота) в землю, и был очень доволен тем, кто "пустил в оборот" и преумножил данные ему БОГатства.

Другое дело, что, имея богатство и власть, гораздо труднее приблизиться к святости и не поддаться на многочисленные искушения материального мира. Вот только чаще всего небогатые тоже и не вспоминают о Боге, когда целенаправленно посвящают себя исключительно зарабатыванию денег. И в суете повседневности большинство россиян всё-таки терпеливо ждут, когда им перепадут крошки "с барского стола" избранных, которые имеют сверхдоходы, или хотя бы от тех, чьи доходы выше среднего.

- Как дела? - спросил меня, садясь в такси, один состоятельный гражданин.

- Когда у вас всё хорошо, то и у нас неплохо, - ответил я. - А вот когда у вас что-то не ладится, и вы перестаёте ездить на такси, то и нам печально.

- Ну, сегодня-то с деньгами всё в норме. Поехали!..

Этим летом мне попалась пассажирка, едущая из аэропорта в Чемал (вернее - на Алтайскую Рублёвку). Реально я мог бы молча рулить до самой Рублёвки, но, как обычно, решил-таки докопаться: кто, откуда, зачем едет. И оказалась эта девушка режиссёром одного из московских театров, которая параллельно ведёт в столице курсы театрального мастерства для детей.

- А сюда еду, потому что одного ребёнка из моей студии богатые родители вывезли сюда в Горный Алтай, и обнаружили, что занять дитя здесь практически нечем. Вот и вызвали меня, чтобы я с их ребёнком позанималась. И дорогу оплатили.

- А за работу сколько платят? - поинтересовался я.

- Не знаю ещё. Говорят "называй сумму", а мне неудобно - и так на Алтай меня вытащили, проживание и питание тоже за их счёт.

- А у меня, к примеру, возникает такое чувство, что они должны вам дать двадцать тысяч рублей. А у вас разве нет такого чувствования?

- Вот и мама моего подопечного говорит, что сумму мне должна подсказать интуиция…

Стоп! - вот я так и подозревал: что у богатых людей не только развиты ментальные (мыслительные) способности, но и интуиция их не подводит (то есть они ей активно пользуются и ей доверяют). Ум для достижения материального достатка, конечно, тоже необходим, но подозреваю, что на этой широкой дороге, чтобы не быть раздавленным толпой желающих добиться финансового успеха, нужно иметь особый склад ума - без философских сомнений и без угрызений некоммерческой совести.

Американская поговорка прямо говорит: "Если ты - умный, то где твои деньги?", ставя в прямую зависимость уровень человеческих достижений от уровня его достатка. Хотя лично для меня американская ментальность перестала быть притягательной лет этак тридцать назад, в пору прочтения мною книг популярнейшего тогда Дейла Карнеги, призывавшего ради денежного успеха в жизни подстраиваться под спрос и ожидания окружающих людей. Прочитав его пятикнижие лишь наполовину и пожалев о напрасно потраченном времени, я обозвал его учение "пособием по лицемерию" и подарил пятитомник кому-то более страждущему славы и богатства.

Вообще, капитализм и коммунизм - две абсолютно разных идеологии, по-разному относящиеся и к деньгам, и к способам их заработка. Капитализм выступает за частную собственность на средства производства и за обусловленную выгодой личную заинтересованность частника в качестве производимых товаров и оказываемых услуг. Экономика капиталистического общества в основном является рыночной, саморегулирующейся. При социализме, стремящемся к коммунизму, экономика была плановой, а собственность государственной и всенародной. Народ никаких дивидендов со "своей" собственности не имел, но социальная защищенность населения была максимальной: гарантированная оплачиваемая работа, бесплатное образование и здравоохранение, бесплатное предоставление жилья. Одним из приоритетов государственной политики Советского Союза было формирование в каждом человеке коммунистических морально-нравственных принципов, которые по сути были максимально приближены к христианским или буддийским.

Я вкратце описываю достоинства социалистической системы именно для тех, кто не жил при социализме. Потому что на днях мне явилось странное прозрение: парочка студентов, юноша и девушка, вызвали такси, чтобы перевезти вещи из общаги на квартиру - они решили жить вместе. И выяснилось, что оба они родились уже в двадцать первом веке. То есть произошла кардинальная смена поколений - те, кто практически ничего не знает о социалистическом прошлом нашей страны, уже повзрослели настолько, что создают семьи! Я испытал лёгкий шок от такой информации, потому что слышал, что согласно последним опросам, шестьдесят шесть процентов россиян ностальгируют по советскому прошлому. Если учесть, что треть российских граждан советскую систему не застали, то окажется, что "ностальгируют" по прошлому примерно девяносто девять процентов наших граждан (как раз за исключением тех, кто купается в роскоши).

Признаюсь, что я, как человек, получивший и среднее, и высшее образования ещё в социалистическом государстве, в Советском Союзе, не умею толком ни зарабатывать деньги, ни концентрироваться на них, как на цели работы. И я тоже до сих пор настроен прокоммунистически, не понимая необходимости множества обособлений и взаимодействия друг с другом на основе рыночных отношений. Ну, какой рынок может быть в музее, библиотеке, школе, техникуме или университете? А в больнице? А в роддоме? Муниципальные власти, например, ищут способы снижения бюджетных расходов и находят их, как в Горно-Алтайске - в отключении на ночь городского освещения. А чем за это платят горожане? Для водителей в десятки раз возрастает вероятность сбить пешехода на неосвещенной фонарями дороге. И тёмные места, конечно, более криминогенноопасны.

- Вы меня довезите до круглосуточного магазина, где сигареты продаются, а оттуда я пешком по ночному городу прогуляюсь, - сказала мне девушка, вызвавшая такси к гостинице. Я посмотрел на её модельную внешность, на наряд, состоящий из белых штанов, белых сапог, стильного белого полупальто с накинутым поверх него белым шарфом крупной вязки и ответил:

- На вашем месте я бы этого делать не стал.

- Почему? - хлопнула девушка ресницами. - У вас в городе ночью небезопасно? Много криминала? Были какие-то случаи?

- Да, в общем-то, не было, но я боюсь, что с вашим появлением могут случиться…

- Почему?

- Ну, вы так одеты…

- Нормально одета, не раздета ведь…

- Мне тоже кажется, что вы нормально одеты, но для прогулки по ночной Праге, а не по ночному Горно-Алтайску…

Я высадил её у "Лапшинки", где ночью собирается достаточно много алкогольнозависимого люда. Она с ужасом осмотрела "колоритную" далеко не пражскую публику, и повернулась ко мне:

- Вы подождите, не уезжайте - сейчас я сигарет куплю и с вами поеду…

Просто таксист

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 0.00 (0 голосов)